Архив за день: Июнь 22, 2020

Подворье ( продолжение)

Сибирское подворье

В предыдущей статье о сибирском подворье речь шла о таких надворных постройках как ворота, завозня, навесы. А сегодня пойдет рассказ об устройстве дворов, амбаров, овинов.

Все подворье делилось на функциональные зоны: «чистый» двор, «скотский» двор, загоны, огород и др. Устройство дворов могло варьироваться в зависимости от природно-климатических условий региона Сибири, особенностей хозяйственной деятельности старожилов. Первоначально многие элементы усадьбы напоминали дворы русского севера, но впоследствии видоизменялись. Так, в монастырских документах XVII в. отмечалось, что в 25 дворах крестьян насчитывалось более 50 различных помещений, связанных с содержанием скота: «избы скотские», хлева, «стаи» «конские», сенники, сараи, повети и др. (Монастырь на р. Тасеева, притоке Ангары). Но еще не было разделения подворья на отдельные части.

К XIX в. центром усадьбы становится «чистый» двор. Он чаще всего располагался с солнечной стороны дома, у парадных ворот. На этом дворе располагались дом, амбары, погреб, завозня и пр. На «скотском» (скотном) дворе размещались хлева, «стаи» для скота, конюшни, сенники и др. Сено могло храниться на втором ярусе высокого навеса, на «повети», но чаще всего его наметывали на хлева и «стаи». Во многих районах сибирского края весь двор на зиму сверху крыли жердинами-слегами, опирающимися на вертикальные столбы с развилками, а сверху накрывали сеном и соломой. Таким образом, весь двор полностью был закрыт от непогоды. «Сено наметывают на сей помост, а других сенников не имеется», — писалось в одной из корреспонденций из Сибири.

Строения как «чистого», так и «скотского» дворов располагались чаще всего по периметру усадьбы одно за другим, т.е. непрерывно друг за другом. Поэтому тыльные (задние) стены строений чередовались со звеньями заплота (забора). В качестве строений подворья выступали и многочисленные кладовые, пристройки-прирубы к дому, «стаям», амбару, различные навесы для инвентаря, тесин и бревен и пр. Так с тыльной стороны крестового дома прорубался вход-спуск в отдельное подполье-погребок под домом, служившее для хранения картофеля в летнее время. Рядом к дому прирубалось небольшое помещение для домашней птицы. Любые морозы куры и гуси переносили легко, так как тепла от стены дома было достаточно.

Амбар для крестьянина – особое строение, так как в нем находится все жизненно необходимое и для людей, и для скота, и для будущих посевов. Поэтому к строительству амбаров подходили очень тщательно.

Амбары (по-сибирски – «анбары») были нескольких типов. Они могли ставиться на камни и иметь земляные завалины или возвышались на небольших вертикальных столбах, с «продувом» снизу. Такие амбары отличались сухостью и защищенностью от мышей. Амбары были одно- и двухэтажные, с галереей вдоль второго яруса; но в любом случае для амбара характерна значительно выступающая часть крыши со стороны двери. Вход при этом всегда делался с боковой стороны амбара. Амбар служил помещением (да и сейчас служит) для хранения хлебных и фуражных припасов (фураж – корм – растительный корм, предназначенный для питания домашних животных), а также зерна для будущего посева. Поэтому амбары рубились особенно тщательно, без малейших щелей, без утепления мхом. Особое место уделялось прочности и надежности крыши: ее часто делали двойной. Зерно хранилось в специальных отсеках – сусеках специальной сибирской конструкции. (Невольно вспоминается сказка про колобок. «По амбарам помети, по сусекам поскреби».) В документах отмечается, что крестьяне могли годами «не видеть дна своих сусеков», так как урожаи были отменные и с расчетом на «запас» в неблагоприятный год. Здесь же, в амбарах, стояли лари для муки и круп, деревянные кадки, мешки с льносеменем, хранились выделанные кожи, холсты, запасная одежда и пр.

И амбар, и дом строили из качественного «кондового» леса, т.е. из смолистых, прямослойных с плотной древесиной, бревен. (Кондовый – имеющий плотную, прочную древесину и малое количество сучков.) А хозяйственные и вспомогательные помещения могли возводиться и из «мендача», т.е. менее качественного леса. (Мендач, мендажник или мендовый лес – сибирский мелкий, кривой, ёрник.)

На дальнем конце усадьбы находилось гумно, застланное тесаными плахами, и стоял овин. В овине внизу располагалась печка из камня или круглая площадка, обложенная камнем. Над топкой располагался настил второго яруса: здесь сушили снопы хлеба. Здесь же, в овине, молотили высушенные снопы колосьев, т.е. выбивали зерна из них. Этот этап хозяйственных работ поэтично описан в стихотворении С. Есенина «Молотьба»:

 

Вышел зараня дед

На гумно молотить:

«Выходи-ка, сосед,

Старику пособить».

Положили гурьбой

Золотые снопы.

На гумне вперебой

Зазвенели цепы.

 

(Цепы (цеп) – сельскохозяйственный инструмент для обмолота снопов.)

Отсюда-то, с гумна, зерно отправлялось в амбар на хранение.

Рачительные хозяева имели на подворье гуменник, в нем хранилась после обмолота мякина для скота. Гумно и овин чаще всего были общими для 3 – 5 хозяйств. В 1930-е гг. в связи с коллективизацией гумна и овины исчезают из крестьянских хозяйств, размеры подворий резко уменьшаются.

(Продолжение следует.)

Бородина М.В., сотрудник музея.